Любавичи руднянский район

Местечко Любавичи. Забытый Богом центр мировой религии

Бог даже в евреях присутствует неравномерно
Как известно, главная святыня еврейского народа расположена в Иерусалиме. Путь туда далек и не прост. Если вы вдруг захотите посетить Стену Плача, а возможности не совпадают с желаниями, то в смоленской глубинке можно найти не менее значимые святыни еврейского народа. Именно здесь, в местечке Любавичи обучался Торе Шнеур Залман из Ляд. После его смерти Любавичи становятся духовным центром самого массового течения в хасидизме — Хабад-Любавич.
Сейчас село Любавичи Руднянского района Смоленской области влачит традиционное для российской сельской глубинки унылое существование. В селе не осталось ни одного еврея, даже за еврейскими святынями присматривает русский, но оно попрежнему является центром паломничества хасидов всего мира.
Отправимся и мы в этот затерянный на границе с Беларусью уголок.
Из Смоленска по шоссе Москва-Минск мы проскочили развилку на Витебск и Рудню и пока разворачивались перед нашими глазами развернулась сюрреалистическая картина. По обочине одной из лучших автомагистралей России, обгоняемый иномарками, спокойно и с достоинством шел не старый еще человек. Человек был одет в шаровары 50-х годов, телогрейку, подпоясанную видавшим виды ремнем, меховую шапку. С его обликом несколько диссонировали резиновые сапоги, но такие сейчас в магазине уже не купишь. Самое удивительное было в том, что за спиной он нес вязанку хвороста с притороченной к ней пилой. Ну прямо как в сказках братьев Гримм. Хворост конечно был предназначен не для очага, а на корм козам или кроликам.
Вот такой вот человек из прошлого на фоне соременной России превращается в ее символ
Мы еще долго не могли отойти от этой встречи и обсуждали ее до самой Рудни. До сих пор жалею, что не взял у него интервью.
Дорожная развязка у Рудни
Милые соломенные скульптуры местных жителей приветствуют нас
Районный центр Рудня встретил нас разбитым в хлам асфальтом и видами, ничем не отличающимися от какого-нибудь заштатного села на Волыни. Только дома более серые, бедные, а машины наоборот побогаче и практически не видно живности.
Кстати, в Рудне я проушехлопил памятник «Катюше» (БМ-13). замечателен он тем, что при реставрации 80-х годов выяснилось, что снаряды на нем боевые.
Здесь так же в ходу гужевой транспорт. Бензин нынче дорог
Еще один хороший символ современной России. Водитель кобылы в куртке от нефтяного монополиста Роснефти
Весна вступает в свои права. Уже вовсю поют жаворонки
Перед Любавичами пересекаем по мосту реку Березину и въезжаем в село с севера
На Т-образном перекрестке останавливаемся у указателя и аншлага с изображением небесной повозки и пожаланиями добра. Надписи сделаны на трех языках: иврите, английском и русском. За забором Двор Любавических ребе
Спрашиваю у первых встречных, как проехать к местным достопримечательностям и узнаю про магического Анатолия, который может нам все показать

Разглядываю картину. Любавическая вариация картины Залмана Клеймана «Хасиды едут к своему ребе»
Минуем Двор Любавических ребе и едем разыскивать Анатолия. В центре села сохранилась церковь Успения Пресвятой Богородицы. Построенная в середине XVIII века как униатский храм в стиле виленского барокко, вскоре была перестроена в православную.
Боковые нефы старого храма были расширены, и в них устроены приделы, но трехнефная базилика с двумя башнями на западном фасаде мало похожа на провославную церковь. В отличии от оборонных храмов белорусской готики в эпоху барокко башни утратили свое функциональное назначение и стили неотъемлемой частью композиции фасада. Здесь концентрировалась декоративная пластика. Оба яруса башен в храме Любавичах представляют собой четверики с вогнутыми гранями. Завершают башни глухие барабанчики со шлемами и шпилями. Пластику фасада создают и разнообразной формы ниши. Успенская церковь в Любавичах выделяется особым динамизмом архитектурных масс и криволинейностью форм.
Описывая данный храм, нельзя не упомянуть о снаряде, который во времена Великой Отечественной войны попал в стену церкви и не разорвался. Он так и находится в стене до настоящего времени. Внутреннее убранство храма отличается своей скромностью и аскетизмом. Иконостас для церкви был привезён из монастыря Авраамия Смоленского. В верхней части иконостаса находится большая икона «Коронование Божией Матери». В храме есть древние иконы Николая Чудотворца, Божией Матери и других святых.
Источник
Как я понял, сейчас служба в храме не ведется
Заброшенный универсальный магазин в центре села наводит тоску
Напротив маленький магазинчик в котором берем легкий перекус и быстро обедаем прямо в машине
Заброшенное здание поселкового клуба с бюстом Героя России капитана И.А.Флерова — командира экспериментальной батареи реактивных минометов БМ-13 — «Катюша», сделавшей свои первые залпы по врагу в июле 1941 под Рудней
Памятник «сынам и дочерям к-за», погибшим в великой Отечественной войне
Едем по залитыми талыми водами улицам Любавичейм. Посереди затопленного огорода высятся две поленницы в «канадском» стиле
Находим Анатолия — хранителя еврейского наследия Любавичей. «Ни разу не еврей» Анатоли строго спросил нас, — какое отношение мы имеем к еврейству? Я быстро вспомнил свою бабушку по фамилии Андреевская и добавил, что беларусы почти все евреи. Проверку мы прошли и после небольших переговоров отправляемся вместе с Анатолием во Двор династии Шнеерсонов — Любавичских ребе.
Хасиди́зм — религиозное течение в иудаизме. В первой половине XVIII века за очень короткое время охватило еврейское население Речи Посполитой и прилегающих территорий. Особенное значение хасидизм придает эмоциональному постижению Бога.
Зарождение хасидизма связано с деятельностью его основателя Бешта (1698—1760) — каббалиста и целителя, обосновавшегося в 1740 году в местечке Меджибож. Его популярность обычно объясняли тем кризисом, который охватил еврейскую общину Речи Посполитой после провала мессианского движения Шабтая Цви и казацких погромов при Богдане Хмельницком. Отчасти хасидизм напоминает аналогичные процессы в протестантизме (пиетизм, ривайвелизм): акцент на личном переживании Бога, на личной праведности и роли харизматических лидеров (цадики). Однако хасиды не отказывались от строгого соблюдения иудейских обрядов, не впадая, впрочем, в аскетизм.
После 1772 года хасидизм распался на ряд ветвей. Исторически течения хасидизма формировались как группы последователей определенного ребе (духовного наставника). Свое название они, как правило, получали по месту, где находилась резиденция («двор») ребе.
Хотя движение Хабад Любавичи основал ребе Шнеур Залман из Ляд, только его сын и преемник, ребе Дов Бер, переехал в Любавичи. Рребе Йосеф Ицхак Шнеерсон, шестой ребе из Любавичей, описывает в своих «мемуарах» историю местечка, развития в нем еврейской общины, связи её с хасидизмом и «скрытых цадиках», живших там.
Любавическими ребе была собрана огромная библиотека (Библиотека Шнеерсона), часть которой в годы Первой мировой войны была переправлена в Москву, в Румянцевский музей (сейчас Российская государственная библиотека). Большая часть книг, однако, находится в нынешнем центре любавического хасидизма, в Нью-Йорке.
Цадик — в иудаизме и особенно в хасидизме: благочестивый, безгрешный человек (святой), пользующийся особым расположением Бога. Изначально цадикам не отводилась особая роль в религиозной иерархии. Ими могли быть обычные люди, которые соблюдали заповеди Торы. При этом цадик не мог быть неграмотным или неучем в вопросах религии (не знающий Торы цадик — нонсенс). Согласно легендам цадику нельзя было причинить вред, ибо он находился под непосредственным покровительством Бога. Цадик также как бы освящал ту землю, в которой жил, посему цадик служил талисманом места, отвращая от города наказание Бога.
В хасидизме цадики превращаются в духовных лидеров (ребе), к которым идут за советом, у которых просят молитв и благословения. Хасид был обязан посещать цадика в определенные дни, в первую очередь — во время праздников и десяти дней покаяния, а также иногда по субботам. Целую концепцию цадикизма разработал Элимелех из Лежайска. Предполагалось, что раввин должен быть цадиком, а цадик раввином. В отличие от христианских монахов и аскетов, цадики жили в миру (хотя нередко и странствовали) и обзаводились семьями. Они даже основывали целые династии, а после их смерти их могилы становились местами паломничества.
Любавические хасиды или Хабад является наиболее крупным течением хасидизма нашего времени. Центр находится в Нью-Йорке. Большие общины Хабада существуют в США и Израиле. Более 5000 посланников Хабада проживают по всему миру, где создают еврейские центры, школы и синагоги. Представителей Хабада можно найти почти во всех крупных городах бывшего СССР. Династия любавических ребе была прервана после смерти последнего ребе Менахем-Мендла Шнеерсона в 1994 году.
Источник
Тяжелый удар хасидизму был нанесен во время катастрофы европейского еврейства. Многие общины были полностью уничтожены нацистами, а бывшие еврейские местечки полностью утратили еврейское население и культуру.
Исторические постройки двора Любавических ребе были уничтожены в период немецкой оккупации. То здание, что мы видим сейчас, восстановлено в конце 90-х годов прошлого века на средства Хабад-Любавич. Строил его Анатолий с бригадой сельчан. Получился простой русский дом с несколько диссонирующим крыльцом с каменной лестницей. Говорят, раньше двор располагался чуть в стороне. Восстановить его на старом месте не получилось, сделали там где отвели участок. Сейчас это и музей, и синагога и паломнический центр. В праздники паломники могут найти здесь аскетичный ночлег, хотя большинство предпочитает оставаться на ночлег в гостиницах Смоленска или Витебска.
Двор Шнеерсонов существовал с 1813 по 1915 годы. Сто два года и два месяца Любавичи были резиденцией четырех поколений любавичских ребе.
Первым здесь учредил свою резиденцию «Средний ребе», или «Миттелер ребе» еще в 1813 году. «Средний ребе» был одним из трех сыновей основателя Хабада ребе Шнеура­ Залмана, которого звали «Алтер ребе», или «Старый ребе». Шнеур­Залман вторую половину своей жизни прожил в Лядах – местечке, находящемся недалеко от Любавичей. В Лядах была написана его знаменитая книга «Танья», где сформулированы основные постулаты религиозно­мистического учения Хабад. «Алтер Ребе» во время войны с Наполеоном поддержал российскую армию, призвал своих сторонников помогать русским войскам и в обозе генерала Неверовского уехал от наступающих французов. Он умер в 1812 году в Курской губернии. После его смерти движение возглавил «Средний ребе».
Во время Первой мировой войны, в 1915 году, когда евреев повсеместно царское правительство выселяло из прифронтовой полосы, обвиняя в тотальном шпионаже и пытаясь сделать виноватыми за неудачи русской армии, Двор Пятого Любавичского Ребе съехал из Любавичей.
Проходим внутрь дома. Главная зала. В кадр не попала огромная карта мира, на которой отмечены общины Хабад Любавича и места где служат его посланники
Как я понял, с этого места ребе общался с прихожанами
Так выглядели Любавичи в 1898 году
Здесь можно рассмотреть детали. Художник достаточно вольно передал свое представление о Любавичах в то время. Православная церковь узнается с трудом. На тот период времени в Любавичах было 5 синагог, а из 382 домов 238 принадлежало евреям

Седьмой Любавический ребе Менахем Мендл Шнеерсон
В гостях у Алтер Ребе
Фотографии тех, кто когда-то учился в Любавической иешиве
Символическое изображение Любавичей в лубочном стиле
Покидаем музей, а хранитель ключей Анатолий запирает двери до следующих гостей. После открытия двора в 2000-е годы сюда приезжали сотни хасидов из одной только Америки, а сейчас поток паломников резко пошел на спад. Надежды Любавичей на развитие паломнического туризма не оправдались, те кто приезжают, стараются здесь не оставаться на ночлег и бывают одним днем.

Колодец-журавль на территории
Выходим за пределы двора и сразу спускаемся в Березине
Делаем несколько кадров. Лестница ведет к микве — месту для омовений
Мост через Березину
Отправляемся с Анатолием к следующему месту нашего паломничества за южной окраиной села
Мир, унесенный холокостом
Любавичи это не только место радости и печали, но и место скорби.
21 июля 1941 года Любавичи были оккупированы Вермахтом. 27 сентября в Любавичах было создано еврейское гетто, куда были согнаны не успевшие или не захотевшие эвакуироваться. 4 ноября все еврейское население Любавичей в количестве 483 человека было расстреляно на южной окраине села рядом со скотобойней. 10 октября 1943 года в Любавичах работала комиссия по расследованию злодеяний немецких оккупантов. Захоронение было эксгумировано, останки, как тогда было принято, после осмотра закопаны на том же самом месте.
В 2011 году на месте захоронения был создан мемориал, а чуть позже на пути к мемориалу создана Аллея праведников народов Мира Смоленской области
Праведник народов Мира — почётное звание присваиваемое Израильским институтом Катастрофы и героизма национального мемориала Холокоста и Героизма «Яд ва-Шем».
Согласно израильскому Закону о Памяти Холокоста, данное звание присуждается неевреям, спасавшим евреев в годы нацистской оккупации Европы, рискуя при этом собственной жизнью. На 1 января 2016 года Институт Катастрофы и героизма «Яд ва-Шем» признал праведниками мира 26 119 человек из 51 страны.
Как пишет швейцарский историк Франсуа Визард, рассмотрение Холокоста часто ограничивается противопоставлением палачей и жертв. Однако существовала третья группа лиц, чья деятельность имела важное значение: те, кто спасал преследуемых и помогал им. При этом они составляли небольшую долю от равнодушного к трагедии большинства.
Помощь евреям требовала большого мужества и самопожертвования. Нацисты угрожали смертью любому, кто укрывал евреев. Цена, которую пришлось заплатить многим спасителям, отличалась в разных странах. В Восточной Европе немцы убивали не только человека, который укрывал евреев, но также всю его семью. В Западной Европе репрессии были не такими жёсткими, однако и там многие праведники были убиты или погибли в концлагерях.
Источник
Пройдя по Алле Праведников народов Мира мы подходим к мемориалу
В углу могильной ограды заботливо сохранена пирамидка со звездой — послевоенный памятник на захоронении
Сваи с выбоинами символизируют жертв Холокоста
Продолжение репортажа о Доме Шнеерсона, могилах цадиков и еврейском кладбище
Часть информации причерпнуто

История

Известно как минимум с 1654 года, в составе ВКЛ (Речь Посполита), упоминается в письме царя Алексея Михайловича к семье от 30 апреля 1655 г. Впоследствии принадлежало князьям Любомирским и в 1772 после первого раздела Речи посполитой перешло к России.

С 1784 года — местечко Бабиновичского, с 1857 — Оршанского уезда Могилёвской губернии. В 1812 году в местечке 2 недели стоял корпус маршала наполеоновской армии Э. Груши. В 1857 году — 2500 жителей. В 1860 году — 1516 жителей, кожевенный завод. В XIX — начале XX века в селе была крупнейшая в Могилёвской губернии ярмарка с оборотом более 1,5 млн рублей.

30 июня 1919 года Любавичская волость была включена в Смоленский уезд.

4 ноября 1941 года в селе было расстреляно немецкими войсками 483 еврея. По переписи 1939 г., в Любавичах проживало 1069 евреев. Части евреев удалось эвакуироваться вглубь Советского Союза перед оккупацией Любавичей частями вермахта 21 июля 1941 г.

Уничтожено:

  • Сентябрь 1941 год — по немецким данным убито 17 евреев.
  • 4 ноября 1941 год — 500 евреев в 400 м от домика-музея Любавичского ребе, на месте бывшей скотобойни.
  • До 19 декабря 1941 год — 483 еврея (ЧГК) (по немецким данным 492 еврея).

27 сентября 1941 г. в Любавичах было создано гетто, которое состояло из 19 небольших домов, в каждом из которых находилось около 25 человек. Евреев Любавичей заставляли ремонтировать дороги и мосты. Нацисты называли Любавичи «святым городом Иеговы, раввинов и ритуальных убийств». Старых религиозных евреев подвергали изощренным пыткам. Им выдергивали щипцами волосы из бороды, ежедневно устраивали публичную порку, заставляли танцевать на свитках Торы. Часто эти издевательства заканчивались расстрелами. 4 ноября 1941 г. все еврейское население Любавичей было расстреляно. Из протокола осмотра места захоронения любавических евреев от 10 октября 1943 г., проведенного майором юстиции Гинзбургом в присутствии жителей местечка Любавичи: «В двадцати пяти метрах восточнее здания бойни раскопан курган длинной 25 метров, шириной — 11 метров, и высотой — 5 метров. Была проведена эксгумация. Трупы мужчин, женщин и детей от грудного возраста до глубоких стариков. Трупы детей по большей части в объятиях взрослых. В подавляющем большинстве трупы имеют пулевые повреждения в области затылочных, теменных и височных костей с дефектами разной величины. Часть трупов имеют обширные разрушения черепа от ударов тупыми предметами. Некоторые не имеют на себе каких-либо следов повреждения».

В Любавичах находятся могилы цаддиков из династии Шнеерсонов. Могила Менахема Мендла бен Шолома Шахны (Цемах Цедек) является местом паломничества.

В конце 1980-х гг. московская община хасидов Хабада приобрела в Любавичах дом, предназначенный для нужд паломников. В 2001 г. в Любавичах был открыт музей истории хасидизма. 16 июля 2002 г. на месте расстрела был установлен памятный знак. Изготовлен Смоленской еврейской общиной на средства российского Фонда «Холокост». До этого на месте расстрела был небольшой памятник с пятиконечной звездой вверху (без текста).

10 ноября 2011 года был открыт мемориал 483 евреям, казнённым нацистами в 1941 в деревне. Мемориал был создан с большой долей помощи общин евангельских христиан России. В 2012 году в составе мемориала была посажена аллея, посвящённая Праведникам народов мира, спасавшим евреев во время Холокоста. Были посажены 13 лип в честь жителей Смоленской области, включённых в список Праведников

Ссылки

  • Любавичи/Энциклопедия Смоленской области
  • История села Любавичи/Сайт Руднянского района

Продолжаем обозревать смоленскую глубинку. Сегодня я расскажу вам о Любавичах Руднянского района. Первая часть рассказа — .

Местечко с белорусским названием и российской разрухой едва ли привлекло внимание путника, не разразись вокруг него скандал международного уровня. Точнее, не вокруг местечка, а вокруг коллекции книг, некогда принадлежавшей некогда жившему здесь ребе Йосефу Ицхоку Шнееерсону, основателю хасидской династии Шнеерсонов.
Тут следует остановиться на нескольких ключевых моментах. Во-первых, деревня Любавичи в начале ХХ века находилась на территории Могилевской губернии. Сейчас она расположена в приграничной зоне. Если взглянуть на карту Яндекс, то от деревни тянутся тонкие нити проселков в сторону белорусской границы. Сие обстоятельство, кстати, нас несколько возбудило, и мы решили «нечаянно» заехать в соседнюю республику не по Витебскому шоссе, а проселком, а заодно сравнить приграничные деревеньки на территории разных государств. О близости к границе говорит хотя бы вот это:

Во-вторых, в этой богом забытой глуши зародилось не какое-нибудь, а самое крупное, любавичское течение хасидизма. Центр находится в Нью-Йорке. Большие общины Хабада существуют в США и Израиле. Более 5000 посланников Хабада проживают по всему миру, где создают еврейские центры, школы и синагоги. Представителей Хабада можно найти почти во всех крупных городах бывшего СССР. Движение основано р. Шнуер Залманом из Ляд в конце 18 века. Династия Хабада была прервана после смерти последнего любавического ребе Менахем-Мендла Шнеерсона в 1994 году. (источник)
Я не знаток религиозных течений, но как я понял, Хасидизм — это примерно как Протестантизм в Христианстве. Сначала — ответвление иудаизма, затем — полноправная конфессия. Известно, что рост влияния хасидизма вызвал реакцию неприятия со стороны ортодоксальных раввинов. В-третьих, деревня Любавичи на протяжении нескольких столетий являлась фактически еврейским поселением. Первое упоминание о любавичских евреях встречается в летописи ХVII века. В 1813 году в Могилевскую губернию приезжает Дов Бер Шнеерсон, после чего Любавичи становятся центром хабадских учений. Из 382 домов Любавичей 238 были еврейскими, также в селе располагалось пять (!!!) синагог. В начале XIX века евреи составляли почти 70% населения местечка. (источник)
И, наконец, в-четвертых. Собрание Шнеерсона насчитывает около 12 тысяч книг (!!!) и 50 тысяч редких документов, в том числе 381 рукопись. Хасиды считают библиотеку религиозной святыней: в ней собраны рукописи и книги о хасидизме с момента появления этого течения, центром которого были Любавичи. Это рукописные философские трактаты XVIII столетия и работы третьего любавичского ребе Менахема Менделя, известного также, как Цемах Цедек. То есть это не просто стопка книг на полке, это десятки тысяч документов, имеющих сакральное для хасидов значение. О перепитиях этой коллекции и о собственно скандале вы без труда узнаете из открытых источников, а мы посмотрим, что же из себя представляет потенциальная мекка паломничества хасидов (мекка паломничества хасидов — сильно сказано!).
Движение Хабад, пишут в энциклопедиях, призывает к служению иудаизму и исполнению законов Торы с радостью, вызывает положительные эмоции. Увы, родина этого вероучения сегодня никаких положительных эмоций не вызывает. От Рудни — меньше 20 км. по сносной дороге.
По пути на родину Хасидизма наткнулись на культурно-массовое мероприятие православно-языческого характера. В деревне Березино праздновали масленицу.




Прибыли.

Пара километров — и вот он, двор Любавических Ребе (духовных глав хасидского течения). Мелкими буквами: еврейская религиозная община любавических хасидов в СНГ. Вот так, ни много, ни мало. Вокруг синагоги штук пять табличек на идише и одна (на самом здании) — в т.ч. на русском.

Хасидов здесь мы так и не повстречали.
Зато встретили рабочих из Москвы (как они сами представились) с белорусским акцентом. Территорию синагоги обносили добротным забором из красного кирпича.
Территория синагоги стенка к стенке граничит с церковью Успения Пресвятой Богородицы, построенной в стиле виленского барокко, XVIII в. Справа — сельпо (советский конструктивизм).
Разузнать о расположении культовых хасидских объектов мы решили у продавщицы и местного главы администрации.
После расспросов, кто мы такие, и кто нас сюда послал, информация была получена. Итак, дом Шнеерсона. Того самого, коллекционера хасидских фолиантов.
Проходим во двор и направляемся к склепу двух любавических ребе.
Возле склепа примечаем человека.
Человеком оказалась местная жительница, которая сначала что-то вынесла из здания (это «что-то» — на заглавной фотографии), а затем долго и мучительно пыталась совладать с замком. На контакт не пошла, адресовала к смотрителю мемориала, даже попыталась запретить нам вести съемку. А вы говорите, развитие туризма!
Мраморная плита.
Внутри все выглядит вот так. (источник)
И еще один культовый объект здешних мест — мемориал «Любавичи», аллея праведников мира. Расположена на окраине деревни.
Аллея заложена совсем недавно, 27 сентября 2012 года. Это первая в России Аллея праведников народов мира.
Аллеи праведников народов мира увековечивают имена людей разных национальностей, которые рискуя жизнью спасали евреев в годы войны. Существуют как в Израиле, так и в ряде других стран мира. По состоянию на 1 января 2012 года звания Праведника народов мира, которое присуждается израильским институтом изучения Холокоста «Яд ва-Шем», были удостоены 24 355 человек, в том числе 179 человек в России. (источник)
Аллея в Любавичах создана в память о 483 евреях Любавичей, казненных нацистами осенью 1941 года.
На этом религиозную часть поста считаю законченной. К сожалению, провести экскурсию нам никто не пожелал, а потому, наверняка, что-то любопытное мы пропустили. Чтож, будет стимул побывать здесь еще раз. А теперь походим по деревне и посмотрим по сторонам. Позвольте следующие фотографии оставить без комментариев.
И последнее. Мы все-таки попытались прорваться в Беларусь по проселку. Навигаторы указывали нам путь. Проделав километров 15 в сторону границы, мы нашли дорогу, которая должна была вывести нас в деревню Село Витебской области. Однако от затеи пришлось отказаться. Свежая колея описывала «круговое движение», обратно в Россию, к коровникам Загорья.
Все мои записи о смоленской глубинке вы можете прочитать по этому тэгу.
Рассказы о Белоруссии — .
А на сегодня — всё!

В конце 80-х смоляне узнали о существовании сразу двух артефактов, касающихся их напрямую. Произошло это, когда президент СССР Михаил Горбачев в рамках «нового мышления» начал с американцами переговоры о возвращении в нашу страну так называемого «архива Смоленского обкома КПСС». В обмен на эти широко использованные в годы «холодной войны» противниками Советского Союза документы предполагалось передать американцам библиотеку раввина Шнеерсона, хранящуюся в Ленинской библиотеке. Вот тогда-то многие и открыли для себя, что на карте Смоленской области есть местечко Любавичи, где зародилось одно из течений иудаизма – хасидизм. Более того, во всем мире его последователи именуются не как-то, а именно «любавичскими хасидами».
Любавичские прожекты
Остановить санкционированный Горбачевым обмен удалось чудом – лишь потому, что в процесс вмешалась третья сторона, предъявившая свои претензии на библиотеку Шнеерсона – бесценную коллекцию древних еврейских манускриптов, собранную любавичскими раввинами. Третьей стороной оказалась Смоленская область, резонно считающая, что если библиотека в форс-мажорных обстоятельствах близящейся оккупации была с нашей территории вывезена, то туда же ей надлежит и вернуться. Тогдашний министр культуры Губенко чуть не плакал от радости, когда понял, что благодаря вмешательству смолян вывоз библиотеки Шнеерсона за границу удалось остановить.
Валерий Атрощенков, непосредственно участвовавший в тех событиях, рассказывает, что с нашей стороны последовало достаточно привлекательное во всех смыслах предложение: библиотека возвращается в Любавичи, где в связи с этим специально создается филиал Государственной Ленинской библиотеки. Для обеспечения ее доступности создается специальная компания, получающая эксклюзивное право на репринтное издание и распространение входящих в состав библиотеки книг. «Главное достоинство наших предложений состояло в том, что после его реализации довольны оставались все: и хасиды, поскольку драгоценные для них книги становились доступны; и государство в лице Ленинской библиотеки, остающейся официальным владельцем библиотеки Шнеерсона», — говорит г-н Атрощенков.
В рамках этого плана подразумевалось, что в Любавичах произойдут существенные перемены. Здесь находилось полностью сметенное с лица земли еврейское кладбище, где были похоронены третий и четвертый любавичские ребе Менахем Мендел и Шмуэль Шнеерсоны. Места эти для хасидов считаются священными, а потому и количество желающих посетить Любавичи никакому подсчету не поддается — за минувшие годы движение любавичских хасидов стало чуть ли доминирующим среди евреев всего мира. Смоленская область только выиграла бы, если бы богатые евреи из США и Израиля начали приезжать в Любавичи поклониться святым местам. Приток туристов потребовал бы создания соответствующей инфраструктуры – гостиницы, хороших дорог, сувенирных производств, сервисных служб и так далее. Однако ничего из этого не получилось. Почему – непонятно. По словам Валерия Атрощенкова, на определенном этапе все переговоры с московскими чиновниками словно на стену начали натыкаться.

Ничего не получилось и спустя десять лет, когда проект был реанимирован смоленской стороной при активном участии все того же Валерия Атрощенкова и двух не менее известных в Смоленске людей – Анатолия Макаренко и Семена Левенкова. Точнее, некоторые результаты были – на Смоленщину приезжал главный раввин России Берл Лазар, который смог воочию познакомиться с тем, как обстоят дела в Любавичах сейчас. Впрочем, ни к чему конкретному вся эта активность не привела: по крайне мере, гласности никакие движения властей Смоленской области в этой сфере не предавались.
Могильные камни среди травы
Съездить в Любавичи хотелось давно и, наконец, побывать там удалось. Увидели мы небольшую деревню в Руднянском районе, в центре которой возвышается очень красивое и полностью заброшенное культовое здание, окруженное высокой решеткой с наглухо запертой калиткой. Оно к хасидам отношения не имеет – это православная Успенская церковь, сооруженная в редком стиле «виленское барокко». Смоленская епархия интереса к восстановлению этого памятника архитектуры XVIII века не проявляет, что, скорее всего, связано с тем, что потенциальных прихожан у этой церкви немного (современные Любавичи – очень немногочисленный населенный пункт, а затраты на восстановление церкви огромны). Так и стоит она, медленно разрушаясь. В одной из церковных стен торчит неразорвавшийся снаряд времен Великой Отечественной войны. Как любые развалины, впечатление все это производит грустное…
Для того, чтобы увидеть святые для хасидов места, пришлось обращаться к местному населению – никаких указателей мы не нашли. Идти пришлось пешком, поскольку машина по той улочке Любавичей, на которой мы оказались, не прошла бы: в центре ее красовалась глубокая лужа с весело плещущимися утками и важным индопетухом.
Нечего и говорить: святые места полностью заросли травой. В ней не так-то легко разглядеть гранитные камни с вырезанными на них письменами. Стоят надгробия без видимого порядка, и как оно оказалось впоследствии, именно так дела и обстоят. Когда в эти места начали приезжать хасиды, камни удалось собрать по всей окрестной территории в одно место, но это вовсе не означает, что под каждым из них непременно находится могила именно того человека, имя которого выбита на надгробном памятнике. С высокой степенью точности совсем недавно восстановлен только небольшой домик, внутри которого расположены две самых важных могилы – третьего и четвертого любавичских ребе Менахема Мендела Шнеерсона, которого называли Цемах Цедек, и его сына Шмуэля (Магараша). Тут же похоронены два другие сына третьего ребе, а снаружи, у впритык к стене домика находится могила жены Шмуэля Ривки. Надгробия порядком разрушены, но на стенах специально размещены мраморные плиты, где поврежденные исторические надписи воспроизведены. Здесь есть столик, табурет и полочка с религиозными книжками, керосиновая лампа (местные говорят, что группы хасидов приезжают и днем, и ночью, чуть ли не каждый день, кроме субботы). Чуть поодаль располагается еще одно сооружение – решеткой из металлических прутьев ограждены могилы жен первого, второго и третьего любавичских ребе.

В поселке, недалеко от Успенской церкви есть «Двор Любавичских ребе» — аккуратный, обшитый деревом дом, окруженный высоким забором. Построен он на том самом месте, где в прежние времена располагалась синагога и дом любавичского ребе. Внутри – чистые, светлые помещения, где приехавшие хасиды могут отдохнуть от долгой дороги. Есть оборудованная кухня, зал, украшенный свидетельствами распространения учения любавичских хасидов по всему миру, их портреты. Здесь планируется создать музей, но единственная примета этого намерения – плотно заполненная книга отзывов. Следы, которые оставили в ней многочисленные гости Любавичей, лучше всего свидетельствуют о распространении хасидов по миру: тут и английский язык, и русский, и иврит. На огромной карте мира горят лампочки, показывающие расположение хасидских общин. Гуще всего они покрывают территорию США и Израиля.
Ждет ли Любавичи возрождение?
Признаться, известие о том, что хасиды приезжают в Любавичи чуть ли не каждый день, смущает. Как выглядят популярные у туристов места, автору этих строк известно, потому и запустение, царящее в святых для хасидов местах, выглядит досадной ошибкой. «Я уже десять лет работаю главой Руднянского района, и за это время было немало проектов, связанных с Любавичами, — говорит Юрий Ивашкин. – К нам приезжал Берл Лазар, я познакомился с раввином Любавичской синагоги, на которую случайно наткнулся в центре Москвы. Мы не раз предлагали хасидам вместе взяться за восстановление кладбища, за строительство нормальной дороги, был проект детского летнего лагеря, куда могли бы приезжать их дети. Но у меня сложилось впечатление, что им все это не надо. Они хотят, чтобы мы все сделали, навели порядок, а они будут туда приезжать».
Все это не очень понятно. Главный раввин России Берл Лазар – любавичский хасид, туристы едут сюда со всего света, а добираться в святые места по-прежнему приходится по ужасной дороге, и кладбище травой поросло. Ситуацию немного прояснил главный раввин Смоленска и Смоленской области Леви И. Мондшайн:
— Любавичи действительно являются святыми для хасидов местами. Однако мы считаем, что центр, куда могли бы приезжать гости, нужно создавать не в Любавичах, а в Смоленске. Я встречался по этому поводу с губернатором Смоленской области Виктором Масловым, с руководителями города Смоленска, и нужные договоренности достигнуты. В Смоленске откроется синагога, при которой будет создан дом для гостей, где можно будет отдохнуть, переночевать и будет можно питаться кошерной пищей. А в Любавичи будут организованы экскурсионные поездки. Мне кажется, что появление инфраструктуры, развитие какого-то ориентированного на туристов бизнеса – дело местных властей. Мы этим заниматься не будем, но и против его появления ничего не имеем. Дорогу по время встречи с Берл Лазаром обещали построить местные власти. Мне кажется, что Руднянскому району выгодно иметь место, куда приезжает много туристов, и создание соответствующей инфраструктуры входит в его интересы. Наша главная задача – обеспечить приезжих возможностью отдохнуть в Смоленске и доставить их к могилам любавичских ребе, чтобы они могли помолиться. Никаких магазинов или киосков мы открывать там не будем. В каком виде находится кладбище, я видел. Оставлять все, как есть, невозможно, но приводить в порядок кладбище – задача сложная, для решения которой необходима специальная техника. Я планировал заняться этим в этом году, но не получилось. Быть может, мы займемся кладбищем следующим летом.
О том, что в Смоленске после большой паузы снова появится синагога, «Рабочий путь» сообщил в мае прошлого года. Речь шла о небольшом здании, расположенном в центре города у Никольских ворот, где ранее располагалась больница для недоношенных детей. Оно находится в аварийном состоянии, медучреждение оттуда перевели, а насколько далеко ушел процесс передачи здания под синагогу – неизвестно. Впрочем, г-н Мондшайн утверждает, что работы начнутся уже в этом году.
Если вынашиваемый сейчас проект будет реализован, и в Смоленске действительно будут созданы условия для приема больших групп евреев со всего мира, Любавичи, возможно, похорошеют. Пока что любоваться там особенно нечем, а в качестве сувенира разве букет полевых цветов увезти можно. И то – летом. Кстати, 10 июня в Иерусалиме на заседании Координационного совета Всемирного конгресса русскоязычного еврейства новым лидером этой организации избран Михаил Шнеерсон, которого называют одним из потомков семьи любавичского ребе. Все условия, необходимые для восстановления Любавичей, налицо. Но оптимизма хватало и раньше…
Что же до библиотеки раввина Шнеерсона, то она хранится в Российской Государственной библиотеке и покидать ее стены не собирается. В 1992 году члены еврейской общины требовали вернуть им библиотеку любавичского ребе и даже совершили попытку силового захвата РГБ, однако с тех пор ситуация нормализовалась. Да и как размещать в заброшенных Любавичах артефакт, оцениваемый в несколько сот миллионов долларов?
Опубликовано в газете «Рабочий путь», 31 августа 2004 года. Фото Ольги Лисиновой.

Оставьте комментарий