Гиси им в п чкалова

Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет

В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 17 декабря 2018 года.

Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет
(ННГАСУ)

Международное название

Nizhny Novgorod State University of Architecture, Building and Civil Engineering (NNSUABCE or NNGASU)

Прежние названия

Горьковский инженерно-строительный институт (ГИСИ)

Год основания

Реорганизован

Год реорганизации

Тип

государственный

Ректор

Лапшин Андрей Александрович

Расположение

Россия Россия, Нижний Новгород Нижний Новгород

Юридический адрес

улица Ильинская, д. 65

Сайт

Награды

Изображения по теме на Викискладе

Нижегоро́дской госуда́рственный архитекту́рно-строи́тельный университе́т (ННГАСУ) — один из ведущих архитектурно-строительных вузов России, расположенный в Нижнем Новгороде. Образован 23 июня 1930 года как Нижегородский инженерно-строительный институт (НИСИ) в результате выделения строительного факультета Нижегородского государственного университета в самостоятельное техническое учебное заведение.

С 1932 года — Горьковский инженерно-строительный институт (ГИСИ), с 1938 по 1991 — носит имя В. П. Чкалова. В 1991 году переименован в Нижегородский ордена Трудового Красного Знамени архитектурно-строительный институт (НАСИ). В 1993 году получил статус академии и переименован в Нижегородскую государственную архитектурно-строительную академию (НАСА). В 1997 году получает статус университета и приобретает современное наименование..

На 39 кафедрах университета в настоящее время работают более 500 преподавателей, в том числе 55 профессоров и докторов наук, более 250 доцентов и кандидатов наук, 60 членов российских государственных и общественно-профессиональных, а также международных академий. Университет выпускает дизайнеров, архитекторов, инженеров-строителей и технологов, менеджеров, экономистов, юристов и других специалистов.

История ННГАСУ

Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет организован 23 июня 1930 года постановлением ЦИК СССР как — Нижегородский инженерно-строительный институт (НИСИ). До этой даты подготовка инженерно-строительных кадров осуществлялась в Нижнем Новгороде на факультетах и отделениях ряда вузов. Первым среди них был Варшавский политехнический институт (ВПИ), эвакуированный в Нижний Новгород в 1916 году в ходе первой мировой войны. Строительное отделение было самым крупным в составе этого вуза. В 1917 году ВПИ преобразуется в Нижегородский политехнический институт (НПИ), который в 1918 году был расформирован. Последующая подготовка инженеров-строителей осуществлялась на строительном отделении созданного в 1918 г. Нижегородского государственного университета (НГУ). В 1930 году на базе факультетов НГУ были созданы отраслевые институты, в том числе — Нижегородский инженерно-строительный институт (с 1932 г. — Горьковский инженерно-строительный институт (ГИСИ), с 1938 г. Горьковский инженерно-строительный институт им. В. П. Чкалова).

Политическая обстановка в стране, система управления в 30-40 годы оказали значительное влияние на кадровый состав института. За этот период сменилось семь директоров института: Ф. М. Денежкин, С. А. Акимов, И. И. Федосеев, Ф. А. Кривоногов, Е. М. Филиппов, К. Г. Диваков, Д. И. Демиденко. При создании института в его составе было сформировано четыре отделения (факультета): промышленного строительства; гражданского строительства; санитарно-техническое; дорожного строительства. В последующем проводилась частая смена наименований факультетов и специальностей. Стабильность наступила лишь в послевоенные годы, в составе института были сформированы три факультета: строительный (со специальностью «Промышленное и гражданское строительство»), санитарно-технический (со специальностями «Теплогазоснабжение и вентиляция» и «Водоснабжение и канализация»), а также созданный в 1944 году гидротехнический факультет (с открытой в 1942 году специальностью «Гидротехническое строительство»).

Период 50-60-х годов характеризуется планомерным развитием ГИСИ. Директором института с 1951 г. по 1966 г. был профессор, доктор технических наук В. Г. Ленов. В эти годы увеличивалась численность студентов (в 1965 г. численность составила 4275 человек, в 6 раз больше, чем в 1940 г). В три раза увеличивается профессорско-преподавательский состав (в 1965 году — 235 человек), в значительной мере пополняемый выпускниками института. В 1957 году открываются вечерний и заочный факультеты. В 1957 году начинают работать подготовительные курсы, а в 1970 году — подготовительное отделение. Расширяется спектр специальностей архитектурно-строительного профиля. В 1961 году открывается специальность «Городское строительство и хозяйство», в 1962 году — «Производство строительных материалов, изделий и конструкций», в 1965 году — «Очистка природных и сточных вод», в 1970 году — «Автомобильные дороги и аэродромы». В 1966 году открывается специальность «Архитектура», создаётся архитектурный факультет. Развиваются формы взаимодействия вуза с научными организациями и производством. В 1950 году создается первый в стране общественный институт новаторов-строителей. В 1956 году было создано студенческое проектно-конструкторское бюро, положившее начало студенческого движения «Сами проектируем — сами строим». Большое внимание уделяется воспитательной работе. В 1961 году открывается студенческий университет культуры. По массовости и уровню достижений в культурно-массовой и спортивной работе этот период можно признать наиболее результативным в истории вуза.

В 70-е и 80-е годы институт продолжает наращивать свой потенциал. Ректором института в этот период (с 1967 г. по 1986 г.) работает профессор А. С. Мейеров. К основным направлениям работы относится увеличение численности профессорско-преподавательского состава, особое внимание уделялось преподавателям со степенями и званиями. Количество преподавателей увеличилось к 1980 году в 2,5 раза по сравнению с 1965 годом и достигло 561 человек. Среди них 19 профессоров, докторов наук и 276 доцентов, кандидатов наук. В вузе работает аспирантура, в которой в 1980 г. обучаются 24 аспиранта. В 1970 году открыт факультет повышения квалификации преподавателей черчения средних специальных учебных заведений. В 1972 году начинает работать факультет организаторов промышленного производства и строительства, который в 1988 году реорганизован в Межотраслевой институт повышения квалификации. Большой прогресс в эти годы достигнут в расширении материальной базы института, площадь зданий и сооружений увеличилась к концу 80-х годов в 4 раза по сравнению с 1970 г. и достигло 36 тыс. кв.м. Построены три многоэтажных учебных корпуса, два студенческих общежития, зимний плавательный бассейн, развивается летний спортивно-оздоровительный лагерь. В 1980 году институт награждается орденом Трудового Красного Знамени.

В 1987 году осуществляются первые в истории института выборы ректора, в результате которых ректором избирается академик В. В. Найденко, возглавлявший вуз по 2005 год. Принятая в конце 80-х годов комплексная программа развития вуза позволила не только не снижать темпы его развития, но и в последующем существенно превысить докризисные показатели. Особенностью этого периода развития вуза является активное участие в международных проектах, интенсивное развитие научных исследований, аспирантуры и докторантуры. Число аспирантов в 1990 г. было 12, в 2004 г. 257 человек. Кардинально изменилось положение в университете с обеспечением подготовки и защиты диссертаций: в 1991 г. в вузе функционировал один диссертационный совет по 2 специальностям, в 2005 г. — 8 диссертационных советов по 30 специальностям. В 1990 г. сотрудниками вуза было защищено 7 кандидатских и докторских диссертаций, в 2004 г — 47 диссертаций. Объем госбюджетных и хоздоговорных работ, увеличился почти в 20 раз, с 1768 тыс. руб. в 1990 г. до 34110 тыс. руб. в 2004 г. В этот период выполняется ряд крупных федеральных и международных программ в которых вуз является одним из головных исполнителей в том числе: федеральная целевая программа «Оздоровление экологической обстановки на реке Волге, восстановление и предотвращение деградации природных комплексов Волжского бассейна» («Возрождение Волги»), Российско-Германский проект «Ока-Эльба», Российско-Германский проект «Волга-Рейн», Российско — Германско — Нидерландский проект «Создания образцового вуза по экономике праву, и менеджменту в городе Нижнем Новгороде», проект ТАСИС «Подготовка кадров в области устойчивого развития территорий на примере Волжского бассейна». В 1998 г. создан Центр предвузовской подготовки и обучения иностранных граждан. Большим событием в жизни коллектива вуза было открытие в 1997 г. на его базе кафедры ЮНЕСКО «Экологически безопасное развитие крупного региона — бассейна реки Волги». С 1990 г. по 2005 г. количество студентов выросло более чем в 4 раза и достигло 23 тыс. чел., численность преподавательского состава увеличилась более, чем в 2 раза и превысило 1000 человек.

В этот период вуз активно участвует в реализации реформы отечественного образования, в том числе — в разработке концептуальных вопросов многоуровневого и непрерывного архитектурно — строительного образования. Регулярно проводится международная конференция «Проблемы многоуровневого высшего образования». Университет в числе первых технических вузов страны в 1992 г. перешел на многоуровневую систему образования. Возрастает количество реализуемых образовательных программ. За 90-е годы количество специальностей увеличилось в 4 раза (с 9 в 1990 г. до 37 в 2004 г.), а общее число основных образовательных программ с учетом открытых направлений бакалавриата и магистратуры — почти в 6 раз (с 9 в 1990 г. до 52 в 2004 г.). Характерным для этого периода явилось расширение профилизации образовательных услуг. В 1990-м году реализовавшиеся в вузе программы соответствовали двум профилям, то к началу XXI века вуз становится широкопрофильным (реализуются 11 профилей из 15 возможных).

Растет информационно-лабораторная база университета, открываются специализированные лаборатории, компьютерные классы. Количество компьютеров увеличилось, с 62 в 1990 г. до 1500 в 2005 г. Развитие вуза, расширение спектра специальностей, особенно гуманитарного направления, дальнейшее развитие научных исследований привело к необходимости его переименования. В 1991 г. ГИСИ им. В. П. Чкалова переименован в Нижегородский ордена Трудового Красного Знамени архитектурно-строительный институт (НАСИ). В 1993 г институт получил статус академии и переименован в Нижегородскую государственную архитектурно-строительную академию (НАСА). В 1997 г. вуз получает статус университета. Соответственно изменяется и его наименование, сохраняющееся по настоящее время Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет (ННГАСУ); открываются новые факультеты, специализированные институты, центры, в том числе: общетехнический факультет (1993 г.); факультет экономики и права; гуманитарно-художественный факультет (1998 г.); факультет дистанционного обучения (2001 г.). В последующем ряд факультетов преобразуется в институты и обратно. Развивается структура учебно-научно-производственного комплекса университета.

С 1987 по 2005 год ректором университета был известный учёный, лауреат Государственной премии СССР, заслуженный деятель науки и техники РФ, почётный гражданин Нижнего Новгорода, академик РААСН Валентин Васильевич Найденко. В 2006 году ректором ННГАСУ избран д.т. н., профессор Е. В. Копосов, 31 июля 2013 погибший в автокатастрофе.

Отрывок, характеризующий Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет

– В котором часу началось сражение? – спросил император.
– Не могу донести вашему величеству, в котором часу началось сражение с фронта, но в Дюренштейне, где я находился, войско начало атаку в 6 часу вечера, – сказал Болконский, оживляясь и при этом случае предполагая, что ему удастся представить уже готовое в его голове правдивое описание всего того, что он знал и видел.
Но император улыбнулся и перебил его:
– Сколько миль?
– Откуда и докуда, ваше величество?
– От Дюренштейна до Кремса?
– Три с половиною мили, ваше величество.
– Французы оставили левый берег?
– Как доносили лазутчики, в ночь на плотах переправились последние.
– Достаточно ли фуража в Кремсе?
– Фураж не был доставлен в том количестве…
Император перебил его.
– В котором часу убит генерал Шмит?…
– В семь часов, кажется.
– В 7 часов. Очень печально! Очень печально!
Император сказал, что он благодарит, и поклонился. Князь Андрей вышел и тотчас же со всех сторон был окружен придворными. Со всех сторон глядели на него ласковые глаза и слышались ласковые слова. Вчерашний флигель адъютант делал ему упреки, зачем он не остановился во дворце, и предлагал ему свой дом. Военный министр подошел, поздравляя его с орденом Марии Терезии З й степени, которым жаловал его император. Камергер императрицы приглашал его к ее величеству. Эрцгерцогиня тоже желала его видеть. Он не знал, кому отвечать, и несколько секунд собирался с мыслями. Русский посланник взял его за плечо, отвел к окну и стал говорить с ним.
Вопреки словам Билибина, известие, привезенное им, было принято радостно. Назначено было благодарственное молебствие. Кутузов был награжден Марией Терезией большого креста, и вся армия получила награды. Болконский получал приглашения со всех сторон и всё утро должен был делать визиты главным сановникам Австрии. Окончив свои визиты в пятом часу вечера, мысленно сочиняя письмо отцу о сражении и о своей поездке в Брюнн, князь Андрей возвращался домой к Билибину. У крыльца дома, занимаемого Билибиным, стояла до половины уложенная вещами бричка, и Франц, слуга Билибина, с трудом таща чемодан, вышел из двери.
Прежде чем ехать к Билибину, князь Андрей поехал в книжную лавку запастись на поход книгами и засиделся в лавке.
– Что такое? – спросил Болконский.
– Ach, Erlaucht? – сказал Франц, с трудом взваливая чемодан в бричку. – Wir ziehen noch weiter. Der Bosewicht ist schon wieder hinter uns her!
– Что такое? Что? – спрашивал князь Андрей.
Билибин вышел навстречу Болконскому. На всегда спокойном лице Билибина было волнение.
– Non, non, avouez que c’est charmant, – говорил он, – cette histoire du pont de Thabor (мост в Вене). Ils l’ont passe sans coup ferir.

Князь Андрей ничего не понимал.
– Да откуда же вы, что вы не знаете того, что уже знают все кучера в городе?
– Я от эрцгерцогини. Там я ничего не слыхал.
– И не видали, что везде укладываются?
– Не видал… Да в чем дело? – нетерпеливо спросил князь Андрей.
– В чем дело? Дело в том, что французы перешли мост, который защищает Ауэсперг, и мост не взорвали, так что Мюрат бежит теперь по дороге к Брюнну, и нынче завтра они будут здесь.
– Как здесь? Да как же не взорвали мост, когда он минирован?
– А это я у вас спрашиваю. Этого никто, и сам Бонапарте, не знает.
Болконский пожал плечами.
– Но ежели мост перейден, значит, и армия погибла: она будет отрезана, – сказал он.
– В этом то и штука, – отвечал Билибин. – Слушайте. Вступают французы в Вену, как я вам говорил. Всё очень хорошо. На другой день, то есть вчера, господа маршалы: Мюрат Ланн и Бельяр, садятся верхом и отправляются на мост. (Заметьте, все трое гасконцы.) Господа, – говорит один, – вы знаете, что Таборский мост минирован и контраминирован, и что перед ним грозный tete de pont и пятнадцать тысяч войска, которому велено взорвать мост и нас не пускать. Но нашему государю императору Наполеону будет приятно, ежели мы возьмем этот мост. Проедемте втроем и возьмем этот мост. – Поедемте, говорят другие; и они отправляются и берут мост, переходят его и теперь со всею армией по сю сторону Дуная направляются на нас, на вас и на ваши сообщения.
– Полноте шутить, – грустно и серьезно сказал князь Андрей.
Известие это было горестно и вместе с тем приятно князю Андрею.
Как только он узнал, что русская армия находится в таком безнадежном положении, ему пришло в голову, что ему то именно предназначено вывести русскую армию из этого положения, что вот он, тот Тулон, который выведет его из рядов неизвестных офицеров и откроет ему первый путь к славе! Слушая Билибина, он соображал уже, как, приехав к армии, он на военном совете подаст мнение, которое одно спасет армию, и как ему одному будет поручено исполнение этого плана.
– Полноте шутить, – сказал он.
– Не шучу, – продолжал Билибин, – ничего нет справедливее и печальнее. Господа эти приезжают на мост одни и поднимают белые платки; уверяют, что перемирие, и что они, маршалы, едут для переговоров с князем Ауэрспергом. Дежурный офицер пускает их в tete de pont. Они рассказывают ему тысячу гасконских глупостей: говорят, что война кончена, что император Франц назначил свидание Бонапарту, что они желают видеть князя Ауэрсперга, и тысячу гасконад и проч. Офицер посылает за Ауэрспергом; господа эти обнимают офицеров, шутят, садятся на пушки, а между тем французский баталион незамеченный входит на мост, сбрасывает мешки с горючими веществами в воду и подходит к tete de pont. Наконец, является сам генерал лейтенант, наш милый князь Ауэрсперг фон Маутерн. «Милый неприятель! Цвет австрийского воинства, герой турецких войн! Вражда кончена, мы можем подать друг другу руку… император Наполеон сгорает желанием узнать князя Ауэрсперга». Одним словом, эти господа, не даром гасконцы, так забрасывают Ауэрсперга прекрасными словами, он так прельщен своею столь быстро установившеюся интимностью с французскими маршалами, так ослеплен видом мантии и страусовых перьев Мюрата, qu’il n’y voit que du feu, et oubl celui qu’il devait faire faire sur l’ennemi. (Несмотря на живость своей речи, Билибин не забыл приостановиться после этого mot, чтобы дать время оценить его.) Французский баталион вбегает в tete de pont, заколачивают пушки, и мост взят. Нет, но что лучше всего, – продолжал он, успокоиваясь в своем волнении прелестью собственного рассказа, – это то, что сержант, приставленный к той пушке, по сигналу которой должно было зажигать мины и взрывать мост, сержант этот, увидав, что французские войска бегут на мост, хотел уже стрелять, но Ланн отвел его руку. Сержант, который, видно, был умнее своего генерала, подходит к Ауэрспергу и говорит: «Князь, вас обманывают, вот французы!» Мюрат видит, что дело проиграно, ежели дать говорить сержанту. Он с удивлением (настоящий гасконец) обращается к Ауэрспергу: «Я не узнаю столь хваленую в мире австрийскую дисциплину, – говорит он, – и вы позволяете так говорить с вами низшему чину!» C’est genial. Le prince d’Auersperg se pique d’honneur et fait mettre le sergent aux arrets. Non, mais avouez que c’est charmant toute cette histoire du pont de Thabor. Ce n’est ni betise, ni lachete…

– С’est trahison peut etre, – сказал князь Андрей, живо воображая себе серые шинели, раны, пороховой дым, звуки пальбы и славу, которая ожидает его.
– Non plus. Cela met la cour dans de trop mauvais draps, – продолжал Билибин. – Ce n’est ni trahison, ni lachete, ni betise; c’est comme a Ulm… – Он как будто задумался, отыскивая выражение: – c’est… c’est du Mack. Nous sommes mackes , – заключил он, чувствуя, что он сказал un mot, и свежее mot, такое mot, которое будет повторяться.
Собранные до тех пор складки на лбу быстро распустились в знак удовольствия, и он, слегка улыбаясь, стал рассматривать свои ногти.
– Куда вы? – сказал он вдруг, обращаясь к князю Андрею, который встал и направился в свою комнату.
– Я еду.
– Куда?
– В армию.
– Да вы хотели остаться еще два дня?
– А теперь я еду сейчас.
И князь Андрей, сделав распоряжение об отъезде, ушел в свою комнату.
– Знаете что, мой милый, – сказал Билибин, входя к нему в комнату. – Я подумал об вас. Зачем вы поедете?
И в доказательство неопровержимости этого довода складки все сбежали с лица.
Князь Андрей вопросительно посмотрел на своего собеседника и ничего не ответил.
– Зачем вы поедете? Я знаю, вы думаете, что ваш долг – скакать в армию теперь, когда армия в опасности. Я это понимаю, mon cher, c’est de l’heroisme.
– Нисколько, – сказал князь Андрей.
– Но вы un philoSophiee, будьте же им вполне, посмотрите на вещи с другой стороны, и вы увидите, что ваш долг, напротив, беречь себя. Предоставьте это другим, которые ни на что более не годны… Вам не велено приезжать назад, и отсюда вас не отпустили; стало быть, вы можете остаться и ехать с нами, куда нас повлечет наша несчастная судьба. Говорят, едут в Ольмюц. А Ольмюц очень милый город. И мы с вами вместе спокойно поедем в моей коляске.
– Перестаньте шутить, Билибин, – сказал Болконский.
– Я говорю вам искренно и дружески. Рассудите. Куда и для чего вы поедете теперь, когда вы можете оставаться здесь? Вас ожидает одно из двух (он собрал кожу над левым виском): или не доедете до армии и мир будет заключен, или поражение и срам со всею кутузовскою армией.
И Билибин распустил кожу, чувствуя, что дилемма его неопровержима.
– Этого я не могу рассудить, – холодно сказал князь Андрей, а подумал: «еду для того, чтобы спасти армию».
– Mon cher, vous etes un heros, – сказал Билибин.
В ту же ночь, откланявшись военному министру, Болконский ехал в армию, сам не зная, где он найдет ее, и опасаясь по дороге к Кремсу быть перехваченным французами.
В Брюнне всё придворное население укладывалось, и уже отправлялись тяжести в Ольмюц. Около Эцельсдорфа князь Андрей выехал на дорогу, по которой с величайшею поспешностью и в величайшем беспорядке двигалась русская армия. Дорога была так запружена повозками, что невозможно было ехать в экипаже. Взяв у казачьего начальника лошадь и казака, князь Андрей, голодный и усталый, обгоняя обозы, ехал отыскивать главнокомандующего и свою повозку. Самые зловещие слухи о положении армии доходили до него дорогой, и вид беспорядочно бегущей армии подтверждал эти слухи.
«Cette armee russe que l’or de l’Angleterre a transportee, des extremites de l’univers, nous allons lui faire eprouver le meme sort (le sort de l’armee d’Ulm)», вспоминал он слова приказа Бонапарта своей армии перед началом кампании, и слова эти одинаково возбуждали в нем удивление к гениальному герою, чувство оскорбленной гордости и надежду славы. «А ежели ничего не остается, кроме как умереть? думал он. Что же, коли нужно! Я сделаю это не хуже других».
Князь Андрей с презрением смотрел на эти бесконечные, мешавшиеся команды, повозки, парки, артиллерию и опять повозки, повозки и повозки всех возможных видов, обгонявшие одна другую и в три, в четыре ряда запружавшие грязную дорогу. Со всех сторон, назади и впереди, покуда хватал слух, слышались звуки колес, громыхание кузовов, телег и лафетов, лошадиный топот, удары кнутом, крики понуканий, ругательства солдат, денщиков и офицеров. По краям дороги видны были беспрестанно то павшие ободранные и неободранные лошади, то сломанные повозки, у которых, дожидаясь чего то, сидели одинокие солдаты, то отделившиеся от команд солдаты, которые толпами направлялись в соседние деревни или тащили из деревень кур, баранов, сено или мешки, чем то наполненные.
На спусках и подъемах толпы делались гуще, и стоял непрерывный стон криков. Солдаты, утопая по колена в грязи, на руках подхватывали орудия и фуры; бились кнуты, скользили копыта, лопались постромки и надрывались криками груди. Офицеры, заведывавшие движением, то вперед, то назад проезжали между обозами. Голоса их были слабо слышны посреди общего гула, и по лицам их видно было, что они отчаивались в возможности остановить этот беспорядок. «Voila le cher православное воинство“, подумал Болконский, вспоминая слова Билибина.
Желая спросить у кого нибудь из этих людей, где главнокомандующий, он подъехал к обозу. Прямо против него ехал странный, в одну лошадь, экипаж, видимо, устроенный домашними солдатскими средствами, представлявший середину между телегой, кабриолетом и коляской. В экипаже правил солдат и сидела под кожаным верхом за фартуком женщина, вся обвязанная платками. Князь Андрей подъехал и уже обратился с вопросом к солдату, когда его внимание обратили отчаянные крики женщины, сидевшей в кибиточке. Офицер, заведывавший обозом, бил солдата, сидевшего кучером в этой колясочке, за то, что он хотел объехать других, и плеть попадала по фартуку экипажа. Женщина пронзительно кричала. Увидав князя Андрея, она высунулась из под фартука и, махая худыми руками, выскочившими из под коврового платка, кричала:

Оставьте комментарий