Псков с чем граничит

ФОРПОСТ. №6, 30/09/2010

Вся Псковщина в годы войны оказалась «Ланевой Горой». О том, что творили фашисты на оккупированной территории, люди подробно узнали потом из расследований специальных комиссий и материалов органов государственной безопасности.

В Дедовичском районе в огне пожарищ исчезли 308 деревень, более 2 тысяч жителей были угнаны в рабство в Германию, 924 человека погибли. Оккупанты уничтожили 15 медицинских пунктов и больниц, 56 школ, три льнозавода, 1347 хозяйственных построек, более пяти тысяч жилых домов. Полностью исчезла с лица земли деревня Малый Остров, 13 человек каратели расстреляли. В деревне Бельково фашисты, отступая, расстреляли трех мужчин, 27 человек собрали в сарае и хотели сжечь. Их спасли вовремя подоспевшие партизаны. Погибла в огне только одна женщина 36 лет.

В Соснецком сельсовете оккупанты полностью сожгли 235 дворов, расстреляли более сорока мирных жителей. А в деревне Лемтюхово каратели бросили в огонь грудного ребенка и пожилую женщину. В деревне Грихново немцы бросили в огонь горящего дома инвалида Андрея Михайлова и его жену, вслед за ними в пылающий костер отправились Варвара Алексеева 70 лет, а также Федор Богданов, у которого осталось четверо детей. В деревне Кипино каратели схватили Василия и Вассу Комариных, выкололи им глаза, а затем после издевательств расстреляли.

Такие же ужасы пережили и мирные жители Новоржевского района. Воспоминания одного из очевидцев, которому удалось спастись от карателей. Он видел, как немцы издевались над его земляками:

— Немцы всячески издевались над арестованными, вязали им руки, раздевали почти догола, Богданову вырезали глаза. В Ашево арестованных, после побоев, поместили в подвал, где продержали несколько суток без пищи и воды. Затем их вывели из подвала и заставили рыть могилу. Они отказались. Тогда немцы снова избили их и приказали пленным рыть яму. Всем четверым арестованным приказали лечь возле ямы лицом вниз, Емельянов сопротивлялся и кричал, проклиная немецких палачей. Лежа, арестованные запели Интернационал. Один немец ударом приклада свалил его на землю. Их всех убили выстрелом в затылок. Трупы слегка присыпали землей.

Летом 1942 года, как вспоминает другой свидетель, немцы под видом переселения на юг вывезли всех цыган в Выбор. Оттуда в Новоржев, в тюрьму. Потом их отправили на автомашинах в совхоз «Лебединец» и там расстреляли. Всего погибло 136 человек. Детям фашисты смазывали ядом губы. Среди расстрелянных было много тяжело раненых, но еще живых людей. Некоторые из них выползали из ямы, но их утром обнаружили немцы, и всех расстреляли. В новоржевской тюрьме условия содержания были как в концентрационном лагере. Выйти оттуда живым удавалось немногим. Один из немногих очевидцев, Николай Спириденков, житель сожженной деревни Песчанка, рассказывает, что он видел, как немцы подвешивали людей за подбородок на железный крюк.

В Порховском районе с 9 июля 1941 года по 26 февраля 1944 года немецко-фашистскими захватчиками умерщвлено (расстреляно, сожжено, повешено, замучено) свыше 11 тысяч человек мирного населения. Кроме того, в концлагере для советских военнопленных расстреляно и от эпидемических заболеваний погибло – 85 тысяч человек. В марте 1943 года оккупантами в деревне Заполянье немцы организовали лагерь для советских граждан. По декабрь 1943 года в нем было расстреляно свыше 3000 человек. 5000 человек нашли свою смерть на окраине города Порхова на «Поляковой мызе» (на месте древне-славянского городища). Псковская Хатынь – деревня Красуха. Карательный отряд сжег село, а его жителей, всего 280 человек, от мала до велика, согнали в два сарая, где всех расстреляли, а потом сожгли.

Патриоты мстили фашистам за их нечеловеческое отношение к людям. Так, 14 декабря 1943 года в клубе гестапо, где собрались на совещание более 350 офицеров Северо-Восточного фронта, прозвучал взрыв фугаса. Никто из участников совещания не уцелел. Имя человека, совершившего этот подвиг, до сих пор точно установить не удалось. После этого взрыва немцы начали массовый угон мирных граждан на работы в Германию. Из Порхова их загнали в лагеря, оттуда 25 декабря 1943 года начался массовый угон порховичей в немецкую каторгу. Из города Порхова и района в германское рабство было угнано 10500 советских граждан. Город опустел. Домой из «неметчины» после войны вернулись не все.

До войны на территории нынешнего Островского района существовал Сошихинский район. За время оккупации карательные экспедиции сжигали сошихинские деревни по нескольку раз. Из 270 населенных пунктов, насчитывавшихся в районе до войны, полностью было сожжено 230, 18 – только частично. Уцелели только те деревни, которые охранялись партизанами. Кроме того, немцы взорвали и сожгли в Сошихинском районе смолокуренный завод, четыре льнозавода, электростанцию, радиоузел, две больницы. Они предали огню 15 медицинских пунктов, 40 школ, кинотеатр, библиотеку, ивовую плантацию, 2 МТС и совхоз «Красный балтиец». Весной 1943 года немцы сожгли деревню Яснецы. В одном из домов, в огне погибли двое мужчин, четыре женщины и шесть детей. Летом 1943 года оккупанты в течение двух месяцев ежедневно запрягали население в бороны и плуги, а потом прогоняли по дорогам, где партизаны ставили мины. Как вспоминает одна из жительниц, население предупреждалось, что в случае подрыва хотя бы одной немецкой автомашины вся деревня вместе с жителями будет сожжена.

По малейшему подозрению в связях с партизанами людей расстреливали, подвергали истязаниям, отправляли в концентрационные лагеря, вешали, сажали в тюрьмы. В Острове использовались машины-«душегубки», в которых людей травили отработанными газами. Этот способ убийства фашисты называли «гуманным». Применялись и более жестокие способы казней. Например, людей вывозили за город, там набрасывали на шею веревочные петли, сталкивали из машины на землю и волочили за собой на веревках по полю. За связь с партизанами расстреливали и вешали целые семьи. Причем малолетние дети тоже подвергались казни. С беспощадной жестокостью фашисты убивали стариков и инвалидов, которые, по их разумению, не могли приносить пользу Германии. Так, в деревне Лысенки был расстрелян старик-калека Федор Кузьмин 75 лет.
Уцелевшие жители Сошихинского района свидетельствовали о жестоком обращении оккупантов с пленными. По рассказам очевидцев, умиравших и ослабевших от голода военнопленных в лагерях Острова каждое утро отвозили на тележках в специально вырытые ямы, и еще живых сбрасывали туда и закапывали. Если кто-то пытался вылезти из ямы, из последних сил цепляясь за жизнь, немцы вновь сталкивали прикладами и лопатами. Чтобы люди быстрее умирали, земляную насыпь утрамбовывали автомашинами.

В военном городке города Острова, по данным на 1 января 1944 года, закопано умерших и убитых 67 тысяч человек.

Лилия БЫСТРОВА.

Анатолий ТИХАНОВ.

Оставьте комментарий